Яндекс.Метрика

Я люблю Жигулевские горы !

Сайт ИП Алексея Владимировича Воронцова (Самара)

Как не ошибиться при выборе байдарки

Легкая моторная байдарка купить со скидкой

Пакрафт "Соратник-люкс" дешево купить

Бу пакрафт за 6900 рублей купить

Весла купить

Байдарки Gora63 в вопросах и ответах

Как приклеить фурнитуру и отремонтировать пвх-лодку

Скорость пвх-лодок под разными моторами

Лодки с электоромоторами

Навесной транец на пвх-лодке- мифы и реальность

Избранные видео о водных походах

Лучшие маршруты для походов на байдарке

Как получить от похода максимум позитива

Волнующий мир парусных походов

Прокат в Самаре

Прокат лодок, байдарок, палаток

Я люблю Самару !

Как доехать от и до в Самаре и из Самары

Достопримечательности Самары

Набережная Самары

Походы по Самарской области

Читается на одном дыхании!

Захватывающие рассказы о настоящих героях

Статьи о здоровом образе жизни

ИП Воронцов Алексей Владимирович

Зарегистрирован в налоговой Советского района Самары 16 апреля 2014

ОГРНИП 314631810600012

ИНН 631898243300

dzlond@yandex.ru

8 917 036 8403

Офис в Самаре

1-й Безымянный перулок, дом 20, 2 этаж , офис 41

( район метро Победы)

Видео Алексея Воронцова на Ютуб

Оплата и доставка

Люкс-байдарки Gora63
Байдарки "Калар" дешево купить
3-местный пакрафт "Сенсация-3" со скидкой купить

Надежда Локтева.Тайны сокских штолен. Заметки чайника 

О том, что неподалеку от Самары существуют искусственные подземелья, превышающие размерами знаменитые Ширяевские штольни, стало известно сравнительно недавно, хотя история их ведет свой отсчет с конца тридцатых-начала сороковых годов нашего столетия. Разрабатывались планы грандиознейшей стройки - Волжской ГЭС, - стране нужен был щебень, и склоны гор в окрестностях Самары зазияли глубокими ранами карьеров. Гравий добывали подневольные руки, и в штольнях тоже работали заключенные. Позже рядом выстроили объект стратегического значения, и штольни оказались законсервированы, а ходы - засыпаны. И лишь в 1994 году, когда бдительная охрана перестала гонять любопытных из окрестностей рассекреченного уже объекта, группа отчаянных самарских "диггеров" обнаружила-таки несколько дырок, ведущих в недра горы (они же провели топосъемку и составили план).
...В крутом склоне - небольшое отверстие, куда уходит конец веревки, привязанной к растущему поблизости деревцу. Спуск неглубокий и нетрудный, однако приходится буквально съезжать по размокшей до сметанообразного состояния глине, так что под конец выглядишь так, как будто специально вывалялся в грязи. 
От входа до ПБЛ (подземного базового лагеря спелеологов) - не более полукилометра, но, перебираясь через завалы осклизлых полусгнивших бревен (остатки обвалившихся крепей) и едва поспевая за мелькающей в луче фонарика фигурой проводника, не сразу понимаешь - как он находит дорогу? Для "чайника" под землей мир сужается до крохотного кусочка, рассеянного пятна света, теряющегося в непроглядной тьме коридоров и выхватывающего из мрака колонны, тускло отблескивающие изломами осыпавшихся камней, заржавленные рельсы и свисающие откуда-то сверху тонкие шнуры, обросшие какой-то гадостью и напоминающие обрывки паутины гнездящихся здесь неведомых монстров наподобие Шелоб из толкиеновского "Властелина колец" (не сразу соображаешь, что это всего лишь остатки электрических проводов). Но постепенно все реже спотыкаешься о камни и бревна, тело обретает некое подобие зрячести, и странное очарование темноты мало-помалу проникает в твое существо, рождая младенчески безоглядный исследовательский инстинкт: узнать, что там, в конце коридора, за поворотом, и дальше, дальше, куда поведет тьма. Это опасная майя и иллюзия: это только кажется, что штольни - они и есть штольни, прямые линии и углы, - обходя завалы, тупики и места, где "живые" камни нависают над головой, неопытному человеку очень легко потерять направление и сбиться с пути. И мой излюбленный метод на поверхности: чтобы научиться ориентироваться в незнакомом лесу, нужно заблудиться в нем, позволить Лешему себя поводить, а потом вывести на нужную тропинку, - здесь доступен, наверное, только бывалым "пещерным жителям", давно преодолевшим страх перед подземными лабиринтами и перспективой лишиться света. Честно говоря, именно это больше всего пугало меня в мой первый визит в штольни, когда батарейки единственного фонарика начали медленно, но верно "садиться", и я все чаще стала робко намекать спутнику, что пора бы и возвращаться...
Впрочем, страхи не были безосновательными. Чуть позже одному знакомому лично довелось выводить на поверхность двух жителей ближайшего поселка, решивших обследовать подземелья после того, как в одной из местных телепередач прошел сюжет о штольнях. Заблудились, бродили больше суток, сожгли все, что могло гореть, вплоть до хлопчатобумажных рубашек, пытались палить костер из полусгнивших бревен, чуть сами не задохнулись в дыму... Печальной участи индейца Джо незадачливым искателям приключений удалось избежать, случайно наткнувшись на "пещерных людей", знающих эти места, как свои пять пальцев. Но каково же было удивление спасателей, когда, отправившись в штольни через пару недель, они обнаружили там своих старых знакомых "робинзонов", и в том же самом положении (только на сей раз им пришлось пробыть в плену у подземелья более двух суток)! Вот уж действительно, охота пуще неволи...
Кстати, костер из подручных средств, который жгли заплутавшие исследователи, едва не сыграл роковую роль в судьбе еще одного диггера-одиночки. Который по чистой случайности оказался неподалеку и потерял сознание, наглотавшись едкого тумана (несмотря на то, что по штрекам гуляют сквозняки, этой тяги слишком мало, и дым от крошечного костерка из сырых деревяшек, щедро политых бензином, мгновенно заполняет подземные пустоты). К счастью, на полу, где он лежал, дыма почти не было, и, очнувшись, парень сумел выбраться на свежий воздух.
Вообще, "спелики" не очень-то любят сообщать посторонним о местонахождении штолен. Из соображений безопасности (смотри выше), а кроме того, боятся засилья праздношатающейся публики, имеющей обыкновение оставлять после себя горы мусора и автографы на стенах. Поэтому да простят нас читатели, что мы не даем точных координат: кому очень нужно, тот найдет. Тем более, что, благодаря деятельности отдельных личностей эта информация распространилась далеко за пределами узкого круга первооткрывателей, и уже обросла легендами. 
Кстати, легенды создаются достаточно просто. Так, после того, как в штольни нагрянули уфологи, один из них, большой любитель пошутить, выступая в одной из местных телепередач, покрутил перед зрителями некой железкой, найденной в штольнях, и попросил с таинственным видом: вы, мол, граждане, если признаете, что за штука, сообщите, пожалуйста, в интересах науки. Штуковина, к слову, оказалась деталью вовсе даже не от НЛО, а от обычной вагонетки, на каких вывозили щебень. Одна из вагонеток, кстати, неплохо сохранилась с давних времен, и на ней даже можно покататься по уцелевшим рельсам.
Как известно, "спелики" и сами большие мастера мистификаций: согласно легенде, одному "чайнику", впервые оказавшемуся в пещере Братьев Греве, некий бывалый человек умудрился показать больше десятка залов, выводя его разными путями в один и тот же Большой зал. И расхожий миф о том, что некоторые ходы, проходя под Волгой, сообщаются на той стороне с Ширяевскими штольнями, возник если и не с легкой руки самих спелеологов, то, во всяком, случае, неплохо прижился. Новичку, например, вполне могут самым будничным тоном сообщить, что "Тролль опять повел пионеров под Волгу" (Прим. авт.: Тролль - фигура, чрезвычайно известная в среде самарских туристов, "пионеры" - члены школьного туристского кружка).
К сожалению, ходы под Волгой - только легенда. А вот то, что искусственные подземелья где-то могут сообщаться с местными карстами, - вещь вполне вероятная. Во всяком случае, хотелось бы в это верить: ведь в большую часть подземных пустот, которыми изобилует наша область, проникнуть иными путями не представляется возможным. Вдруг обвалившаяся плита приоткроет ход, из которого дохнет глубинным холодом новая, неизвестная пока пещера?.. Кто знает...
Прохожу мимо штрека, заваленного полусгнившими остатками крепей, и вздрагиваю от неожиданности: снег! Толстой ватной муфтой окутал лежащее на земле бревно. Алексей, один из "первопроходцев", объясняет: не снег, а самая обыкновенная плесень, та же самая, что растет на хлебе, только здесь почему-то совсем белая, и разрастается необыкновенно пышно. Тончайшие волокна светятся в луче фонарика. Еще более красивое зрелище - целый лес ледяных сталагмитов, отблескивающих холодным отраженным светом фаллических столбиков, похожих на хатифнаттов из "Приключений Муми-тролля". Такие "хатифнатты" образуются только зимой и только близко к поверхности: в штольнях держится микроклимат от 4 до 10 градусов тепла, в зависимости от времени года.
Помимо белой и пушистой плесени, здесь водятся лишайники и разного рода грибы, от простейших до высших (осенью кое-где на крепях, говорят, находили даже опята). Есть и живность: от летучих мышей до разных мелких организмов, которые биолог Шура, пишущий диплом по фауне пещер, вылавливает в лужах и сажает в пробирки. Находят себе приют птицы и бездомные собаки (было время, штольни служили жилищем и людям, оставшимся без крова: следы достаточно комфортабельно оборудованного "бомжатника" до сих пор сохранились справа от основного входа).
Интересны штольни и с геологической точки зрения: находили тут и кальцитовую щетку, и пещерный жемчуг, редкий, кстати, в искусственных подземельях (к сведению искателей сокровищ, пещерный жемчуг совсем не похож на тот, что добывают из раковин, выглядит невзрачно и жемчугом называется только благодаря похожему принципу образования).
...С двумя Алексеями и Шурой, первыми "диггерами", отыскавшими вход в штольни и составившими карту подземелий, мы отправляемся на поиски выхода в карьер, где щебень добывали открытым способом (судя по предположениям специалистов, этот выход должен быть). Скоро начинаются завалы, приходится перелезать через сплошную мешанину из бревен и камней, ноги проваливаются в мякоть прогнившего дерева. Две "избушки"(крепи в виде сруба), сплющены, как спичечные домики, опустившимся гигантским пластом камня. Впечатляет. Мы пролезаем между ними; над головой - заметно отслоившиеся доломитовые плиты: заденешь, все это рухнет прямо на тебя... К счастью, бояться некогда, стараешься не отстать от быстроногих спутников. Гораздо больше страданий причиняет тот факт, что ощущения и эмоции, выраженные для меня восклицанием: "ой, мамочка!", в мужских устах оформляются в более крепкие выражения, в которых, впрочем, родительница тоже фигурирует. Уши мои сворачиваются в трубочку, но из уважения к мужской гордости, не позволяющей призывать мамочку открытым текстом, приходится терпеть... Да, видно, пещеры действительно "не женская забава"...
Еще чуть-чуть, и мы оказываемся в гроте, сквозь щели свода которого пробиваются корни деревьев. С потолка и камней свисают ледяные сосульки, изогнутые подземным сквозняком, и прозрачные, как стекло, "занавесочки", внизу на камнях - ледяные натеки, - значит, мы недалеко от поверхности. Из узкого хода, ведущего вверх, тянет влажным воздухом. Один из двух Алексеев пробует забраться туда, но вскоре попытки приходится оставить до лучших времен: дальше идет мокрая глина и "живые" камни. Но, тем не менее, цель достигнута, и, перекурив, мы пускаемся в обратный путь.
...Подземный лагерь, или, как его чаще называют, "ПБЛ", место самое обжитое и многолюдное. Здесь не сыплются камни с потолка, расчищены ровные места для палаток (палатки в пещерах все равно нужны: сверху капает, да и теплее), юные туристы и спелеологи постигают здесь азы подземной жизни, сюда приходят просто отдыхать и медитировать в темноте и одиночестве (вообще-то, многие спелеологи - народ, склонный к философии и самоуглублению). Жить здесь можно достаточно долго - в паре минут ходьбы от лагеря есть место, где сверху капает вода, просачиваясь из подземных пластов. Вода, кстати, совершенно чистая и пригодная для питья, собирается в углублениях на полиэтиленовой пленке, расстеленной на сооружении из камней. Иногда, впрочем, питьевую воду добывают, растапливая осколки "хатифнаттов".
Но самая, пожалуй, примечательная деталь лагеря - новогодняя елка, украшенная редкими игрушками и обрывками мишуры. Встречать Новый год под землей - одна из традиций спелеоклуба. Как мне рассказали, в прошлом году, выбравшись на поверхность числа эдак второго и увидев свежий пушистый снежок, покрывающий землю, кто-то из "спеликов" спросил проходивших мимо мужиков: "А что, в новогоднюю ночь тоже шел снег?" - "Ну вы и пить, ребята!" - изумились те.