Яндекс.Метрика

Я люблю Жигулевские горы !

Сайт Алексея Владимировича Воронцова (Самара)

Жутко интересные статьи

Захватывающие рассказы об удивительных людях и уникальных путешествиях

Клуб сайта gora63.ru

Как стать благополучным, не похоронив себя заживо на работе

Путешествия

Как доехать от и до в Самаре и из Самары

Достопримечательности Самары

Походы выходного дня в Самарской области

Лучшие маршруты для походов на байдарке

Сплавы на люкс-байдарке "Лимузин"

На байдарках к пещере Греве

Купить байдарку

Люкс-байдарка Gora63

Легкая и быстрая байдарка Gora63-solo

Рафт-байдарка Gora63R под мотор и парус

Катабайд Gora63

Моторная байдарка Gora63

Байдарка (каноэ) Лимузин

Отзывы о байдарках и лодках

Отзывы о лодочных моторах

Контакты

Прокат ватрушек (сноутьюбов)

 

 

Трансокеанские переходы яхтсменок-одиночек

“Во всех научных учреждениях женщины подробно расспрашивали меня о том, каким образом я путешествовал по океанам в одиночку. Я подумал тогда, что этот интерес предвещает появление в будущем шкиперов в юбках и что до этого наверняка дойдет, если мы, мужчины, будем без конца повторять, что для женщин на море места нет”.

Так несколько иронически писал в конце Х I Х века Джошуа Слокам - человек, впервые в одиночку обогнувший земной шар. Во времена блистательного подвига “Спрея” тяготы жизни на море определенно превышали физические возможности женщин. Но в настоящее время, когда на яхтах имеется электрическое освещение, газовые кухни и обогреватели, электронные авторулевые и спутниковые системы навигации, подход к проблеме радикально изменился. Женщины, (некоторые из них разумеется) , могут быть прекрасными моряками.

Первой, кто убедительно доказала эту истину, стала 38-летняя английская журналистка Энн Девисон, совершившая в 1952 году одиночный трансатлантический переход на яхте. Она совершила этот подвиг, несмотря на пережитую трагедию, преподнесенную ей морем. Энн Девисон вместе с мужем направлялась на яхте “Доверие” в рейс через Атлантику. Но в Ла-Манше она лишилась и мужа и яхты.

Отважная морячка начала свое путешествие в одиночку в Плимуте (Великобритания) 18 мая 1952 года на яхте “Фелисити Энн”. Это был небольшой шлюп длиной 7,1 метра, шириной 2,1 метра с осадкой 1,4 метра, оборудованный пятисильным двигателем. Сделав остановку в Касабланке, 24 октября Энн Девисон прибыла в Лас-Пальмас. Все еще тяжело переживая свое несчастье, она отказалась дать интервью своим собратьям-журналистам и многочисленным почитателям, засыпавшим ее вопросами. Избегая людей и сенсаций, 25 ноября путешественница снова вышла в море и направила “Фелисити Энн” на запад.

Энн Девисон планировала преодолеть маршрут за тридцать пять дней. Но в связи с тем, что яхта никак не могла войти в зону пассатов, рейс значительно затянулся.

“Немало выпало страшных дней, но больше великолепных”,-- писала она позже в своей книге.

На шестидесятый день рейса, когда яхта шла с зарифленными парусами, а вокруг бушевал океан, Девисон заметила на горизонте тонкую линию. Это был не обман зрения, а настоящая земля - остров Барбадос! Дальнейшая трасса “Фелисити Энн” прошла через Флориду (Майями, 13 августа) к Нью-Йорку, где 25 ноября 1953 года мореплавательнице была оказана восторженная встреча.

 

Первой женщиной, совершившей в одиночку транстихоокеанский переход на яхте, стала американка Шарон Эдамс, жена директора небольшой парусной школы в Калифорнии. Специально для этого перехода был приобретен пластмассовый кеч длиной 9,.5 м. Муж Шарон, Эл Эдамс, в течении двух месяцев полностью переоборудовал его, максимально приспособив к условиям одиночного перехода - установил подруливающее устройство, на мачту набил стальные ступени на случай, если придется залезать наверх, вывел в кокпит все фалы, чтобы можно было управлять парусами, не вылезая на палубу.

12 мая 1969 года Шарон вышла из Японского порта Иокогама. Впереди были долгих 75 суток напряженной борьбы с Тихим океаном. За это время “Си Шарп II ” (Так был назван кеч) 7 раз попадал в шторм. Дважды Шарон была на волосок от гибели. Так, утром 29 мая совершенно неожиданно нелетел шквал . Яхтсменка, с трудом взобравшись по трапу, выглянула из рубки:

“Наверху царил хаос. Сорванный стаксель намотался на релинг, над головой ходуном ходил едва зарифленный грот. Все выведенные в кокпит тросы были спутаны и закручены так, что их пришлось бы разбирать не менее получаса и на спокойной воде. Понимая, что следующий шквал может положить “Си Шарп” на борт, я подумала было о надувном спасательном плотике в носовом отсеке, но почувствовала, что не могу сделать ни шага. Меня вдруг начало рвать. Первое, что пришло на ум: рвота - один из верных признаков сотрясения мозга...”

К счастью, через несколько минут ветер стих, предоставив яхтсменке возможность придти в себя.

В другой раз, гигантская волна-убийца положила кеч парусами на воду, при этом вода залила каюту и вывела из строя генератор. После этого Шарон не имела радиосвязи с землей до самого финиша в Сан-Диего (Калифорния).

 

В начале 1975 года Польский парусный союз объявил о своем намерении стать организатором первого в истории одиночного женского плавания вокруг света. В отборочном конкурсе, в котором приняли участие 6 наиболее опытных польских яхтсменок победила Кристина Хайновская-Лискевич, инженер-судостроитель из Гданьска. Подготовка к этому вояжу заняла целых 6 месяцев. За это время на Гданьской яхтенной верфи специально для одиночного кругосветного рейса была построена яхта “Мазурка” (шлюп длиной 9,6 метров с мощной, относительно невысокой мачтой, несущей всего 35 м 2 основных парусов).

“Мазурка ” стартовала с Канарских островов 10 марта 1976 года. Однако уже спустя сутки Кристина вынуждена была повернуть назад: на яхте вышли из строя автопилот и керосиновая плита. Без плиты еще можно было обойтись, но идти через всю Атлантику без подруливающего устройства было нельзя.

Повторный старт состоялся 28 марта. Капитан “Мазурки” вышла в море с твердым намерением вернуться в Лас-Пальмас только обогрув земной шар.

Несмотря на основательную профилактику в Лас-Пальмасе керосиновая плита вышла из строя уже на второй день плавания. Пришлось достать аварийный примус. Работа с ним “прекрасно” занимала все вечера, которые по программе должны были посвящены отдыху. Кристина так уставала, что засыпала едва приняв горизонтальное положение.

Североатлантический пассат способствовал быстрому и упорядоченному плаванию. Сила ветра не превышала четырех баллов по Бофорту, на безоблачном небе светило солнце, временами голубизну над головой разнообразили белые барашки . Голубизна моря была менее приятной - волнение было больше, чем сила ветра. Этому отлично помогало течение :волны шли с двух или трех сторон, раскачивая “Мазурку” с кормы на нос, с левого борта на правый. Авторулевой выводил непрерывную синусоиду и, как показала астронавигация, удерживал яхту вопреки видимости на заданном курсе.

После стоянки в Бриджтауне (столица Барбадоса) “Мазурка” взяла курс на Панамский пролив. Это был один из самых сложных этапов кругосветного плавания. Постоянное сильное волнение осложняло жизнь. Как то раз яхту накрыл крутой гребень океанской волны. Вода залила палубу, заполнила кокпит, заглянула в каюту и только после этого ретировалась через леера, попутно унося с собой спасательный плот.

“Я выскочила, окунувшись по уши в воду, наверх, схватила плот, перенесла его через кормовой релинг обратно и уложила в нишу на корме. До сих пор удивляюсь, как я могла это сделать - поднятие тяжестей никогда не было моим увлечением, а плот весил 90 кг! Как я могла поднять его на метровую высоту, повернуться с таким грузом на 180 0 и положить его на место. Однако, если нужно, то оказывается можно”, - резюмировала капитан “Мазурки”.

В полдень 29 мая на горизонте показался высокий берег и два маяка. Это были Фарралон - Сусио - Рок и Айл - Гранд - маяки в 20 милях от Колона. Ночью Кристина радостно разглядывала зарево огней над Колоном и Кристобалем, расположенными у входа в Панамский канал. Финиш очередного этапа был, как казалось, на расстоянии вытянутой руки. Но именно здесь Кристину ждало пожалуй самое тяжелое испытание за все время плавания. Настоящим кошмаром стали суда, которые со всех сторон на полном ходу неслись в Кристобаль. У “Мазурки” не было никакой маневренности, так как слабый ветер не давал ей развить приемлимую скорость, а подводное течение, весьма сильное у побережья,, быстро сносило дрейфующую яхту обратно в море.

“Так я и плавала в течении следующих шести дней. Днем мне удавалось немного продвинуться вперед, пробиваясь через мощную подводную реку. Ночью не было даже признаков ветра, зато действие течения заметно оживлялось. Вместе с ним плыли кусты, деревья и всякий мусор, вымываемый дождями из рек. Днем еще можно было обходить этот хлам, ночью же оставалось рассчитывать только на везение. День кончался, и каждый раз я думала, что наступающая ночь будет последней, которую я смогу выдержать без сна. Но днем я снова ловила дохлый ветерок, пытаясь преодолеть течение. А очередная ночь опять заполнялась встречными судами,. и только скверно работающий двигатель помогал избегать столкновений и не позволял терять слишком много из пройденных миль. Мне казалось, что я уже изучила “привычки” судов. Все говорило за то, что они избегают дневного света. Уверившись в своих выводах, в солнечный и безветренный полдень я улеглась на койку часок поспать. Но уже через четверть часа меня подняли на ноги шум ливня и какой-то ужасный грохот. Сквозь пелену воды я увидела надвигающуюся слева по носу серую громадину - встречным курсом шло большое судно. Несколько человек на борту что-то кричали, угрожающе размахивали руками. Крики были явно недружелюбными. Впрочем, я не особенно дружелюбно думала о них. Вот так, ясным днем, в десяти милях от порта и трех от берега “Мазурка” могла превратиться в лепешку!

Через шесть суток бесплодных попыток войти в порт капитан “Мазурки” решила изменить тактику. Поставив все возможные паруса, она развернула яхту и ушла в открытое море. Сделав полукруг радиусом в 50 миль, она подошла к входу в порт так, чтобы под прямым углом к курсу пересечь подводную реку. В полдень 4 июня “Мазурка” под всеми парусами и при максимальных оборотах двигателя вошла в порт Кристобаля.

После перехода через Тихий океан, который прошел без особых приключений, “Мазурка” вышла на старт очередного этапа, вдоль австралийского побережья. Неожиданно плавание пришлось прервать из-за сильного приступа почечной колики. 23 июля Кристина остановилась в небольшом селении Портленд-Род возле Кэрнса,, откуда ее срочно отправили самолетом в соседний городок в клинику. Здесь ей пришлось пережить самое неприятное за весь рейс: Кристина узнала,что ее “Мазурка”, оставленная под “надежной” опекой местных жителей исчезла!

Ее нашли через восемь часов: сорвавшись с якоря, яхта, относимая ветром и течением, почти достигла скал, о которые неминуемо разбилась бы...

Во время стоянки в австралийском порте Дарвин Кристина Хайновская - Лискевич впервые услышала о своей сопернице, австралийской яхтсменке Анне Гаш.

Анна Гаш, медсестра по профессии, решила выйти в плавание уже в пожилом возрасте, воспитав шестерых детей и четырех внуков. На старой крохотной и очень бедно оборудованной яхте “Илимо” (стандартный “Фолькбот”, всего 7,6 метров, предназначенный для коротких прибрежных плаваний) она отправилась в Англию... на всемирный фестиваль свирелистов - Анна достигла вершин в мастерстве игры на простой бамбуковой свирели и получила приглашение на этот фестиваль. Не располагая средствами, она решила, что путь морем на яхте - самый для нее дешевый.

Плавание началось в 1975 г, плыть она училась по мере преодоления морских просторов, так как до этого никогда не выходила в открытое море. Пережив множество событий,. трагических и смешных, Анна добралась до Англии, успев на фестиваль. Как участницу, ее пригласили в турне по Европе, а домой она снова отправилась на своей “Илимо”, но... вокруг земного шара. Почти все ее путешествие прошло в одиночку, лишь на небольшом отрезке пути она взяла на яхту пассажира.

В конце 1977 года Анна возвратилась в Австралию, также незаметно и скромно, как и вначале. Кругосветное плавание анны гаш-очень обыкновенной женщины, немолодой и не яхтсменки - явление исключительное в мировом яхтенном плавании. Но, по ее словам, это было прекрасное переживание , ценное особенно тем, что она достигла его собственными средствами.

В Кейптауне (Южная Африка), после преодоления самого трудного участка вокруг Мыса Доброй надежды, планы Кристины на длительный отдых были нарушены новым известием. СМИ сообщили, что яхта новозеландской яхтсменки Наоми Джеймс приближается к мысу Горн. А это значило, что первенство Кристины под вопросом. Новость была тем более шокирующей, если учитывать, что новозеладка стартовала на 18 (!) месяцев позже польки. Наоми шла на огромной 16-метровой яхте «Экспресс-крестоносец». И скорость у нее была действительно, как у экспресса. Даже для хорошо подготовленого ятсмена - мужчины управление столь большой яхтой представляет большую сложность. Новозеландка же была новичком в парусном спорте. Весь ее опыт перед кругосветкой состоял в нескольких прибрежных плаваниях! Ведь в парусный спорт она пришла волей случая. Дочь новозеладского фермера, она приехала в Великобританию. На набережной она случайно познакомилась с Робертом Джеймсом, звездой английского парусного спорта. Выйдя за него замуж, она и приобщилась к парусному спорту. Наоми Джеймс выбрала самый трудный кругосвесветный маршрут. Большая его часть пролегала в «ревущих сороковых» и «нестовых пятедесятых» широтах южного полушария. Это зона океана, омывающяя Антактиду , своеобразный ад на Земле. Точнее на море. Здесь практически непереставая штормит. Гороподобные волны достигают 30-метровой высоты и длины в 300 метров. В прошлом здесь беследно исчезали 100 метровые огромные парусники со всем экипажем. Видавшие виды яхтсмены, клянуться здесь себе, что если выживут, то никогда больше не выйдут в океан. Наоми Джеймс стала первой женщиной, прошедший этот маршрут в одиночку, первой, кто обогнул мыс Горн. Она финишировала 8 июня 1978 года, спустя 272 дня после старта.

Что-бы не упустить первенство , Кристина вынуждена была ускорить свое продвижение к финишу. ЕЙ повезло, ЧТО У НЕЕ БЫЛА СЛИШКОМ БОЛЬШАЯ ФОРА . Она фиништровала 21 апреля 1978 года, на полтора месяца раньше Наоми джеймс.

Дальнейшая история женского яхтинга имеет много интересных страниц. Чего стоит только победа француженки Флоранс Арто в «Ромовом рейсе».

Из последних новостей. 15 марта 2010 года в Сиднее финишировала 16-летняя австралийка Джессика Уотсон.

Розовая яхта Ella's Pink Lady с Джессикой Уотсон на борту вышла из сиднейского порта в октябре 2009 года. За 210 дней девушка благополучно преодолела более 23 тысяч миль (42,5 тыс. км) и вернулась домой накануне своего 17-летия. Она совершила высший спортивный подвиг- безостановочное кругосветное плавание. Любопытный факт. Параллельно с ней кругосветку совершала ее ровестица, 16-летняя американка Эбби Сандерленд на яхте Wild Eyes ("Дикие глаза"). Однако в Индийском океане с ее яхты был подан сигнал SOS . Она вынуждена была прервать свою безостановочную по замыслу кругосветку, и зайти на ремонт в Кейптаун. Рекорд австралийки так и не был зарегисророван официально. Это решение мотивировано нежеланием поощрять авантюры несовершеннолетних яхтсменов.

Материал подготовил Алексей Воронцов

.